Разделы
      НОВОСТИ          ПРЕСС-РЕЛИЗЫ       ЦЕНЫ        СТАТИСТИКА       СПРАВОЧНИКИ        КАТАЛОГ        ВЫСТАВКИ        ФОРУМ        ДОСКА ОБЪЯВЛЕНИЙ        ПОИСК     
18.04.2024

Розница попросила вернуть право продажи «бракованных» молочных продуктов

Торговые сети попросили вице-премьера Дмитрия Григоренко продлить механизм, позволяющий им продавать «бракованную» молочную продукцию. Доля таких товаров может достигать 1,5% от всего оборота «молочки», что эквивалентно ₽40 млрд

Ассоциация компаний розничной торговли (АКОРТ; включает X5 Group, «Магнит», «Азбуку вкуса» и др.) попросила власти продлить механизм, позволяющий сетям продавать молочную продукцию с нечитаемыми кодами маркировки. Соответствующее письмо 22 марта 2024 года организация направила вице-премьеру Дмитрию Григоренко — копия есть у РБК, ее подлинность подтвердил один из участников рынка. Представитель Григоренко подтвердил поступление письма в аппарат правительства.

Речь идет о возможности передавать в систему маркировки сведения о коде товара и дате производства каждой единицы молочной продукции в случае, если код маркировки не считывается. Без этого розничная продажа продукта невозможна. Соответствующее послабление действовало с 27 июля 2023 года по 1 апреля 2024-го. При этом объем товаров с нарушениями маркировки, которые торговые сети могли продать, был ограничен — он не должен был превышать 2% от общего объема молочной продукции, проданной за месяц.

Для розницы необходимость сканировать маркируемую молочную продукцию на кассе наступила 1 сентября 2022 года. Разработка послаблений, позволяющих сетям отпускать до 2% товаров с нечитаемыми кодами, началась в декабре того же года. Послабление вводилось для того, чтобы производители и продавцы могли адаптироваться к технологиям маркировки молочной продукции после ее внедрения в рознице, и позиционировалось как временная мера. Механизм, в частности, позволял производителям сократить количество товаров с нечитаемым кодом, исправить возникавшие ошибки и избежать издержек.

Однако нечитаемые коды по-прежнему регулярно выявляются на молочной продукции большинства производителей, пишет АКОРТ Григоренко. Их объем, по данным ассоциации, у разных торговых сетей и в разное время варьируется от 0,5 до 1,5% об общего количества проданных товаров. Это говорит о том, что применение различных технологий нанесения и отбраковки на производстве, а также проверка кодов маркировки на всех этапах товаропроводящей цепи не гарантирует 100% считываемости при продаже товаров на кассе, считают в АКОРТ. При этом там подчеркивают, что риски реализации 1,5% товаров с нарушениями «ничтожны», тогда как в случае запрета такого механизма придется утилизировать более 500 млн единиц продукции в год. Поэтому АКОРТ попросила продлить его, снизив порог разрешенных объемов продажи товаров с нарушениями до 1,5% от ежемесячного оборота всей молочной продукции компании.

Представитель Григоренко уточнил, что письмо было перенаправлено в Минпромторг для рассмотрения. В министерстве, в свою очередь, сообщили, что прорабатывают предложения АКОРТ совместно с бизнес-сообществом и оператором системы маркировки «Центр развития перспективных технологий» (ЦРПТ) с учетом внедряемого механизма, который может запрещать продажу подлежащих маркировке товаров на основании информации в системе.

В ЦРПТ настаивают, что возможность продавать молочную продукцию с плохо читаемыми кодами была разработана Минпромторгом как временная. Ее цель была в том, чтобы минимизировать нагрузку на бизнес из-за ошибок нанесения или повреждения кодов маркировки при транспортировке.

При этом в ЦРПТ отмечают, что если на первом этапе количество таких товаров, по данным АКОРТ, и могло составлять до 2%, то сейчас, согласно информации системы, их в среднем не более 0,3%. Этот показатель рассчитан на основании данных, которые участники рынка подавали в течение срока действия меры, и этот объем сопоставим со стандартными показателями производственного брака упаковки по любым причинам на производстве и при транспортировке, поясняют в ЦРПТ. То есть порог в 2% дисциплинировал рынок с точки зрения внедрения маркировки и способствовал тому, чтобы продукции с нарушениями было минимальное количество. Но сейчас любой, даже минимально допустимый порог не мотивирует на дальнейшее снижение количества такой продукции, настаивают в ЦРПТ.

Что потеряет бизнес при запрете механизма

По данным Национального союза производителей молока (Союзмолоко), по итогам 2023 года объем рынка молочной продукции составил 2,6 трлн руб. Соответственно, максимальный объем товаров с нарушениями маркировки, 1,5% рынка, может оцениваться в 39 млрд руб. в год, или 3,3 млрд руб. в месяц.

Вопрос продления возможности продажи молочной продукции с нечитаемыми кодами маркировки обсуждался во вторник, 16 апреля, в Минпромторге, рассказали РБК два источника, знакомых с результатами встречи. По словам одного из них, в ходе мероприятия обсуждался вариант продления механизма, но с порогом 0,5%. Это подтвердил второй собеседник РБК, добавивший, что хоть какой-то порог выше нуля — это «уже победа».

Механизм позволил выстроить системное взаимодействие торговых сетей, ЦРПТ и поставщиков для совершенствования технологий нанесения маркировки, говорит председатель президиума АКОРТ Игорь Караваев. В свою очередь, это привело к «поступательному снижению доли продукции с нечитаемыми кодами». Продление меры, по мнению Караваева, позволит гармонизировать эту работу без ущерба для торговли и потребителей.

С тем, что заложить «какую-то долю» допустимых отклонений и по кодам, которые не считываются, и по внедряемому механизму запрета продажи маркированной продукции на кассах действительно можно, согласен и генеральный директор Союзмолока Артем Белов. По его мнению, это позволит одновременно пресечь незаконный оборот и избежать потерь качественной и безопасной молочной продукции.

В начале работы с маркировкой производители, сети и ЦРПТ договорились о постепенном снижении порога нечитаемых кодов в обороте, рассказывает директор Института развития предпринимательства и экономики Артур Гафаров. По его данным, ЦРПТ ежемесячно отслеживал объемы реализуемой продукции с маркировкой в каждой конкретной сети. В частности, оператор видел, какое количество продавалось на кассе через код маркировки Data Matrix, а какое — через простой штрих-код, поясняет эксперт.

Пока система не отлажена до конца, важно оставлять бизнесу пространство для маневра и запас на технические недоработки, не облагая штрафами и убытками за технические моменты, говорит Гафаров. Полностью запретить этот механизм сейчас, по его мнению, «не совсем правильно» как с точки зрения сотрудничества между участниками рынка, так с позиции «простой логики» — не бывает систем, которые никогда не выдают ошибок, считает Гафаров.

Бизнес будет вынужден нести штрафы и списывать, по сути, абсолютно легальную продукцию, если сканер не сможет прочитать на ней Data Matrix-код, так как из-за ограниченного срока годности вернуть производителю ее нельзя, поясняет эксперт. Проверка маркированной продукции и так усложняет процесс поставки и приемки, и если ужесточить требования, последствия со временем скажутся на всей товаропроводящей цепочке, считает он. Розница будет перекладывать эти издержки на потребителей и ужесточать требования к производителям, например прописывать в договорах какие-то механизмы компенсации за убытки в связи с некачественной маркировкой, полагает Артур Гафаров.

Источник: РБК
Просмотры: сегодня: 16, всего: 6344

Выставки и конференции по продуктам питания и аграрному рынку


Молочная
промышленность

Рыбная
промышленность

Сахарная
промышленность

Кондитерская
промышленность

Масложировая
промышленность

Кофе Чай Какао

Хлебопекарная
промышленность

Табачная
промышленность

Соки, воды и
безалкогольные напитки

Фрукты и овощи

Мясная
промышленность